16:35 

2.25

2.25. Антиутопия. Сьюкки/Эрик или Сьюкки/Билл или тройничок. Рассел захватывает власть, из Сьюкки постоянно качают кровь. Страх, безысходность и беспросветность. Предпочтительнее ангст.

@темы: гет, выполнено, Эрик Нортман, Сьюкки Стакхаус, Рассел Эджингтон, Билл Комптон, 2 тур

URL
Комментарии
2011-08-18 в 22:49 

POV Сьюки, возможен ООС
Число слов 1152


Сколько прошло времени?! Как долго я здесь?! Эти вопросы я задавала в пустоту, кромешную и жестокую, но единственную оставшуюся в моей жизни. Ответов не было. Да и кто бы мне их дал?! Уже давно я не слышала голосов. Единственной связью с миром было рычание голодных вампиров, их клыки, впивающиеся в кожу, и моя боль.
Но и это прошло. Сейчас у меня даже не было сил не то что на сопротивление, но даже на то чтобы встать. Настолько я была беспомощна. Даже теперь я могу открыть лишь глаза и смотреть на лучик света, пробивающийся через маленькое окошко.
Пока есть свет, я могу быть спокойна. Но и этому спокойствию придет конец, как только начнет темнеть: появится один из людей Рассела, подключит меня к аппарату, и я даже не буду чувствовать, как из моих вен вытекает кровь. Лишь в самом конце будет слабость, потом еда и обволакивающий неспокойный сон.
Всего лишь несколько недель, а может и месяцев назад я была так счастлива. Тогда я была наивна и глупа, но мне постоянно казалось, что мне чего-то не хватает. Какой же дурой я была! Моя любовь к Биллу, непонятное, но очень ощутимое влечение к Эрику – вокруг этих двух вещей крутился мой мирок. А теперь что?! Никого не осталось. Уже ничего нет.
Это так страшно. А еще хуже то, что я уже опустила руки. Ведь вначале я пыталась биться, но летела в стену, как маленькая птичка, которую заперли в клетке, и выхода оттуда не было.
Один раз я даже пыталась убить себя. Я хотела, чтобы вся моя кровь, то, что разрушило мою жизнь, вытекла из моих вен. Смешно было думать, что так я кому-то отомщу.
После этого все превратилось в ночной кошмар. До этого ведь были лишь сцены из фильма ужастиков, в котором хоть была надежда на хэппи энд. А теперь я понимала, что даже не могу сама проснуться, нужно чтобы меня кто-нибудь разбудил. Но желающих не было…
Помню, когда еще у меня была надежда, ночами я звала Билла, но он не приходил. По глазам спускались дорожки слез. Почему его нет рядом?! Ведь он говорил, что любит… а сам… Как ни странно, не прошло много времени, как слезы ушли, осталось лишь что-то похоже на желчь. Когда я мысленно произносила это слово, меня передергивало, будто самое плохое, корявое и слизкое вытекает из меня и превращается в Билла. Так можно сказать, прошла моя любовь к нему.
Я думала, что теперь буду звать Эрика на помощь, но как только из моего горла хотело вырваться его имя, дыхание словно пропадало. В те дни Эрик был единственным, что заставляло двигаться меня дальше… Даже сейчас, понимая, что, скорее всего, он забыл меня, я верю в него.
Я жду ночей. Хоть они и значат для меня лишь боль. Они отсчитывают секунды до моего конца. Но, несмотря на это, я до сих пор вижу сны. Сны об Эрике. Они греют мою душу. Раньше, просыпаясь после них, я вздрагивала, а теперь мне не хочется просыпаться… Вот бы вечность оставаться в одном сне с ним…
Возможно, кто-то скажет, что я просто идиотка, что думаю о таком, можно сказать, стоя на краю пропасти. Но знаете, что?! Идите-ка вы куда-нибудь подальше! Он моя соломинка, за которую я как утопающая держусь, что есть мочи. Моя последняя надежда…
Надежда… Эрик… Надежда… Эрик… Эти мысли убаюкивали, и вскоре я уснула.
***
Открываю глаза. Почему так темно?! Я ничего не вижу! Поднимаю руки. Надо мной что-то тяжелое. Я пытаюсь сдвинуть. Оно ни в какую. Я стучу, пытаюсь разбить, словно стекло. Но ничего не выходит, ведь это дерево. В голову приходит странная мысль: «Это мой гроб?!» По коже проходит холодок, но он не от страха. Я не боюсь, наоборот, мне хочется смеяться. Я умерла, и тысяча разрядов, словно фейерверк, проходят по телу.
Закрываю глаза. Пускай придет вечный сон. Наконец-то будет покой. Стоп! Мгновенно разлепляю веки. «Нет!» - крик, который хочет вырваться из груди. Мои губы дрожат, словно я рыдаю. Слезы застилают глаза. Кажется, все плывет. Но что может расплываться в кромешной тьме?!
Пытаюсь сосредоточиться, вытираю слезы, часто моргаю, лишь бы пелена спала с глаз. Наконец я могу рассмотреть его – силуэт Эрика. Я протягиваю руку, чтобы дотронуться до его щеки. Сейчас мне кажется, что я ощущаю ее холод. Родной и дорогой. Только вот все это грезы. Новая волна рыданий накрывает меня. И я больше не в силах держать вопль внутри, зовущий его:
- Эрик! Эрик! Эрик! Эрик!
Почему-то я чувствую, как чьи-то сильные руки трясут меня за плечи. Я верчу головой по сторонам, но вокруг тьма… В голове шумит от чьих-то голосов, которые не долетают до меня. Только сейчас я начинаю понимать, что сплю, но это не обычный сон. Ведь он не выпускает меня из своих пут, но я все же пытаюсь.
Я царапаю «стенку гроба», разбиваю руки в кровь, но добиваюсь своего. Теперь в мое горло попадает земля, но мне все равно. Я глотаю ее. С трудом начинаю понимать, что ее вкус напоминает мне что-то.

Неожиданно я открываю глаза. Яркий свет бьет в глаза. Но сквозь него я вижу Эрика. Хочу сказать ему такой глупый, но необходимый «привет», как понимаю, что мой рот занят – пьет кровь вампира.
***
С трудом пытаюсь придти в себя. Я лежу на кровати. Мне хорошо и спокойно. Кто-то сжимает меня в объятьях, и боли словно нет. Я поворачиваюсь к нему лицом. Это Эрик. Я улыбаюсь. Сейчас мне хочется прыгать от счастья, как маленькой девочке в парке аттракционов.
Всего на мгновенье в меня вселяется чувство страха: вдруг это сон. Даже не подумав, я сильнее прижимаюсь к Эрику и глажу его по щеке. Чувствуется его прохлада и ничего не тает, словно сон. Вдруг на лице вампира появляется самая настоящая улыбка. Мое сердце готово вырваться из груди. Опять же словно сумасшедшая я тянусь к нему и нежно целую в губы.
После поцелуя мне становится страшно: вдруг он рассердится. Я внимательно смотрю на него, а Эрик открывает свои глаза. И мне кажется, что прекрасней его ничего нет на свете. Видимо, он чувствует это, и его улыбка становится еще шире.
- Как же долго я ждал этого, - шепотом произносит вампир.
Он зарывается в мои волосы, а мне так хорошо, будто я плыву по морю, и надо мной светит солнце.
- Спасибо, - шепчу я в ответ.
Я знаю, что он спас меня. В голове проносится «рыцарь на белом коне», отчего я смешно фыркаю, а Эрик смотрит в мои глаза.
- Они такие сверкающие, - нежно говорит он, но неожиданно чувствую, что его настроение изменилось.
- Что такое? – взволнованно спрашиваю я.
Ему трудно признаться, словно он сомневается, но все-таки произносит:
- Прости, что когда-то в твоих глазах была боль. Я пытался тебя спасти, но это было так трудно. Лишь с помощью властей я смог разобраться с Расселом. Тогда я думал, что уже поздно,
Его взгляд помрачнел. Я взяла его лицо в свои руки и вновь поцеловала. «Вот бы вечность целовать его» - пришло мне в голову. И я со всей страстью впилась в его губы. Эрик отвечал мне не менее страстно. Вскоре слова нам были не нужны, словно все плохое растворилось, и остались только мы.

URL
   

Pointed senses

главная